Ekram

Как Казахстан пытался избавиться от урана

Третья, заключительная часть нашего рассказа о поездке казахстанского президента в США в 1994 году, основанного на рассекреченных протоколах конфиденциальных переговоров Нурсултана Назарбаева с Биллом Клинтоном, посвящена урану.

Как Назарбаев решал с Клинтоном по КТКАлексей Тихонов - 08.10.2018

Как Назарбаев решал с Клинтоном по КТК

Напомним, что материалы секретной дипломатии, на которые мы ссылаемся в этом цикле публикаций, были опубликованы библиотекой бывшего американского президента Билла Клинтона. Именно среди них мы обнаружили отчеты о визите казахстанского главы государства в 1994 году — сразу после обретения Республикой Казахстан независимости. С тех пор в США сменилось несколько президентов, документы утратили свое стратегическое значение, и американцы опубликовали их для истории, зачистив наиболее чувствительные места. Однако совершенно по-другому выглядят эти документы для читателей из Казахстана: они до сих пор сохраняют свою актуальность.

Лишь бы не было войны

В 1994 году Казахстан жил будущим, связанным с перспективами нефтедобычи на Каспии. Для такого будущего требовалась финансовая, технологическая и геополитическая поддержка, которую в совокупности в тот момент могла предоставить только одна страна — США. И для выстраивания с ними стратегических отношений руководство Казахстана было готово на многие уступки.

Однако для американцев главный казахский вопрос в тот момент был связан не с будущим, а с прошлым, и сводился к теме нераспространения ядерного оружия. Все необходимые составляющие для его производства досталось Казахстану в качестве наследства от СССР.

Советский Союз погиб так быстро, что не успел ликвидировать даже запасы топлива, благодаря которым можно было вооружить сотни боеголовок. Для США этот факт  грозил обернуться настоящим геополитическим кошмаром. Интерес к ядерным технологиям в тот момент проявляли Северная Корея, Иран, Пакистан и арабские страны. У них были свои счеты с соседями, безопасность которых обязывались обеспечить США. Таким образом, эскалация обычного локального конфликта в глобальную ядерную войну становилась вполне ординарным сценарием.

О том, что такой сценарий занимал центральное место на карте рисков Билла Клинтона, хорошо видно из содержания и формата официального заявления для прессы после общения американского президента с казахстанским. Это была первая встреча двух лидеров, и на пресс-конференции были сделаны серьезные обещания.

Началось все с грозного заявления Клинтона, сделанного для прессы в присутствии Назарбаева.

«У нас, конечно, много возможностей для расширения отношений между двумя нашими нациями, но все-таки самый важный аспект это сотрудничество в области нераспространения ядерного оружия».

 

В переводе с дипломатического на обычный язык эту фразу можно уверенно трактовать как предъявление ультиматума.

«После распада СССР образовались четыре государства, на территории которого остались стратегические ядерные вооружения — это Россия, Украина, Беларусь и Казахстан, — объяснил свою позицию Клинтон, — и приоритеты нацбезопасности требуют не допустить того, чтобы распад СССР привел к расползанию ядерной опасности по всему миру».

После чего Билл Клинтон похвалил казахстанского президента за то, что тот без проблем согласился расстаться с запасами ядерного оружия, и пообещал (за это) увеличить пакет экономической помощи Казахстану с 85 миллионов долларов до 311 миллионов долларов в 1995 году. Кроме того, еще 85 миллионов передавалось на демонтаж сохранившегося ядерного арсенала.

Затем произошла интересная расстановка акцентов. Один из журналистов спросил у Билла Клинтона, будут ли США блокировать проект постройки прямого нефтепровода из Казахстана в Иран, на терминалы в Персидском заливе. Это была самая острая тема того времени. Казахстан теоретически мог тогда ликвидировать свою зависимость от российского транзита нефти, выгодно продав свои запасы урана. И сама возможность реализации подобного сценария сильно беспокоила как американских, так и российских стратегов.

Клинтон взял паузу, решив передать инициативу ответа самому Назарбаеву. Президент Казахстана предпочел, как обычно, сыграть в две стороны. Указав на важность использования уже существующей инфраструктуры (имелся в виду трубопровод через Россию на Черное море), он сделал оговорку о возможности использования Иранского транзита в Персидский залив.  После чего микрофон снова оказался в руках у Клинтона и тот с особым акцентом подчеркнул, что «прежде всего мы будем думать об использовании существующей инфраструктуры».

Это все была публичная сторона дела. Но была и непубличная. О ней мы узнали из рассекреченного библиотекой Клинтона протокола беседы президента США с Назарбаевым.

Купите уран!

Как следует из рассекреченного протокола разговора двух президентов, инициативу по ликвидации урана проявил не Клинтон, а Назарбаев. И сделал  это не по высоким геополитическим мотивам, а вполне приземленным. Он недовольно пожаловался Клинтону:

«Русские не собираются выполнять свои обещания и платить нам за снятый с боеголовок обогащенный уран».

 

Посетовав, что Казахстану приходится тащить на себе финансовый груз этой операции, будущий елбасы посоветовал американцам надавить на эту тему при выделении денежной помощи России.

Но в урановой теме была еще одна составляющая. Дело в том, что Казахстан заключил соглашение с США об антидемпинге на рынке урана. После чего узнал, что Штаты пошли на соглашение с Россией ВОУ-НОУ, которое предполагало поставку российского урана, снятого с боеголовок (после трансформации его в топливо) на атомные станции в США.

Это соглашение, как пожаловался Назарбаев американским коллегам, фактически закрывало доступ казахстанскому урану на американский рынок. Но американцы лишь флегматично пожимали плечами.

Уоррен Кристофер, Государственный Секретарь США в составе администрации Клинтона, напомнил Нурсултану Назарбаеву, что мир задыхается от избытка урана. По  расчетам американского госсекретаря, в 1994 году на мировом рынке было 3000 тонн российского урана, 2700 тонн — казахстанского, 2000 тонн — западноевропейского и 700 тонн — американского.

Падение цен на мировом рынке угрожало соглашению с Россией, а это была главная задача американской администрации. Казахстану предлагалось набраться терпения. Максимум, на что были готовы США — создать трёхстороннее соглашение с Казахстаном. Но эта инициатива в итоге, как известно, так и не была реализована.

Согласны на демократию

В тот момент Казахстану как никогда были нужны деньги, и в частных разговорах с Клинтоном Нурсултан Абишевич был готов на любые уступки. Он рассказал своим собеседникам о том, как накануне лично призывал американских предпринимателей ехать в Казахстан, создавать бизнес, и это, по его мнению, стало бы лучшей гарантией безопасности Казахстана, о которой так беспокоились США.

Одновременно Назарбаев выразил поддержку идее создания в Казахстане Комитета по правам человека — независимой структуры, способной заниматься независимой экспертной оценкой ситуации в стране. «Если они найдут нарушения, мы обязуемся устранить их, даже если речь идет о нормах конституции», — пообещал американцам молодой президент Казахстана.

Назарбаев лично пригласил Клинтона в Казахстан, но в страну во время президентства Билла Клинтона смогла заехать только его супруга — Хилари Клинтон. А сам Билл оказался в Казахстане лишь в 2005 году. Его визит, как и встреча 1994 года, оказался связан с ураном.

Как выяснилось позднее, Билла Клинтона в той поездке сопровождал Фрэнка Джустру, которому в 2005 году удалось заключить суперсделку — сначала скупить стратегические месторождения с казахстанским ураном, а затем продать их в форме акций канадской корпорации. Получается, что Билл Клинтон спустя десять лет помог Казахстану «избавиться» от урановых тягот. Раз и навсегда.

Сайт продается!

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

Our Location

3481 Melrose Place, Beverly Hills CA 90210

Telephone

(+1) 517 397 7100

Send email

[email protected]