Ekram

Ловись, рыбка, большая и маленькая

Ловись, рыбка, большая и маленькая
Ловись, рыбка, большая и маленькая

Как мурманский бизнесмен Виталий Орлов заработал миллиарды, продавая, и перепродавая рыбу.

Все уже давно привыкли к тому, что крупнейшие и самые прибыльные отрасли российской экономики контролируются давними знакомыми президента Путина. Однако из этого ряда есть крайне интересное исключение: владелец рыболовецкого холдинга “Норебо” Виталий Орлов. Орлов никогда не состоял в тесных связях с президентом и его ближайшим окружением, его компания никогда не получала жирных госконтрактов. Тем не менее, мурманский рыбопромышленник добился поразительных успехов в своей отрасли. На данный момент общая стоимость активов “Норебо” оценивается более чем в миллиард долларов.

В чем может быть секрет успеха Орлова? Успехи “Норебо” последних лет многие связывают с введенными Россией против европейских стран контрсанкциями. Из-за них с прилавков магазинов полностью исчезла рыба из Норвегии и Исландии, и за счет этого холдинг Орлова смог резко увеличить объем своих поставок на внутрироссийский рынок. Казалось бы, обычная история успеха.

Однако личность Орлова вызывает некоторые вопросы. Так, с 90-х годов и до 2014 года Орлов был гражданином Норвегии. При этом в своих налоговых декларациях он указывал адрес в Гонконге, а большую часть времени, скорее всего, проводит в Лондоне, где у его семьи есть несколько домов. Стоит учитывать, что рыболовная отрасль для России является стратегической. Тот факт, что одно из крупнейших предприятий этой отрасли возглавляет человек у которого бы иностранный паспорт, проводящий большую часть времени за пределами страны, кажется довольно странным.

Помимо этого, в последние годы имя Орлова регулярно упоминается в связи с различными судебными разбирательствами. Так, в 2015 году его бывший партнер по холдингу Александр Тугушев пытался добиться через суд признания за ним права на 33% активов “Норебо”. Впоследствии выяснилось, что весь процесс был подставным: сам Тугушев не подавал никакого иска, а якобы представлявший его интересы адвокат действовал по поддельной доверенности. Орлов надеялся таким образом получить на руки официальное решение суда, которое отказывало бы Тугушеву в праве на долю в бизнесе, чтобы использовать его в дальнейших разбирательствах со своим бывшим партнером. Впрочем, суд постановил, что подобные дела находятся вне его юрисдикции, так что все старания Орлова оказались напрасными.

Читайте также: Ярош против СКР: Марина Слезкина и оговор Юрия Тузова

На этом споры Орлова и Тугушева вокруг 33% доли в бизнесе не закончились. В 2016 году Орлов написал заявление в правоохранительные органы против Тугушева, обвинив его в вымогательстве и принуждении к совершению сделки. По утверждению Орлова, Тугушев нанял некоего чеченца, чтобы тот звонил ему с угрозами до тех пор, пока Орлов не согласится отдать Тугушеву ту самую долю. Задержанный “телефонный террорист” подробно рассказал следствию о своих встречах с Тугушевым, однако тому удалось доказать, что в эти дни он находился за границей и ни на каких встречах присутствовать не мог.

Наконец, в этом году Тугушев подал уже настоящий иск против Орлова о признании за ним права на 33% долю в “Норебо” в Высокий Суд Лондона. Слушания по делу продолжаются, но суд уже заморозил активы Орлова на общую сумму 350 млн долларов.

Следует отметить, что Тугушев был не единственным совладельцем “Норебо”. Третьим сооснователем холдинга был швед Магнус Рот, с которым Орлов работал вместе еще с 1997 года. Роту также принадлежала треть всех активов “Норебо”, но в 2016 году, в разгар противостояния Орлова и Тугушева, он неожиданно решил выйти из бизнеса и продать свою долю Орлову за 350 миллионов долларов.

Несколько месяцев назад на сайте “Преступная Россия” была опубликована статья о взаимоотношениях Виталия Орлова с другими бизнес-партнерами. В частности, там рассказывалось, как находящийся ныне под следствием, рыбопромышленник Юрий Тузов продает рыбу через офшор Виталий Орлова.

Рыба, экспортируемая компанией “Норд Пилигрим”, отправлялась не напрямую иностранным покупателям, а через гонконгскую компанию Dragon Seafoods Limited. Цена экспорта была существенно занижена и, таким образом, прибыль российской компании была выведена за рубеж без уплаты налогов.

Все вышеперечисленное заставляет задуматься: если отношения Орлова со своими бизнес-партнерами вызывают столько вопросов, то как же он ведет свой собственный бизнес? Давайте подробнее рассмотрим то, как Орлов распоряжается прибылью принадлежащих ему российских рыболовецких компаний.

Экспорт компаний холдинга Норебо

самого Виталия Орлова, на экспорт идет около 60% продукции холдинга. Эти 60% — это дорогостоящая продукция с высокой степенью переработки, в России продается дешевая рыба. Т.е., в стоимостном выражении доля экспортной выручки будет заметно больше 60%.

В абсолютных цифрах выручка восьми крупнейших компаний холдинга Норебо в 2017 составила около 680 млн долларов, из которых за рубеж отгрузили около 470 млн долларов или 77% продукции по стоимости. Холдинг в основном работает на зарубежный рынок.

На официальном сайте “Норебо” указано три торговых компании, которые продают продукцию холдинга за рубежом. Это Norebo Europe Limited, зарегистрированная в Великобритании, Norebo Hong Kong Limited в Гонконге и Norebo Africa S.L.U. в Испании.

По данным таможенной статистики за 2013-2017 гг., иностранные торговые компании Norebo Europe и Norebo Hong Kong покупают почти 80% всей продукции, которую российские компании Норебо отправляют за рубеж. Для трески и пикши, которая в основном поставляется в Европу, этот показатель вообще составляет 95%. Иными словами, большая часть продукции поставляется не напрямую иностранным покупателям, а через собственных посредников.

Для большого международного холдинга иметь свою торговую компанию за рубежом — это нормально. Находясь за рубежом, проще искать новых покупателей, заключать контракты, обеспечивать логистику и так далее. Также для многих иностранных покупателей понятнее и спокойнее заключать договор с британской фирмой, нежели с российским юридическим лицом.

Российская компания Орлова заключает контракт на поставку с британской или гонконгской компанией Орлова, а те, в свою очередь, заключают контракт с конечным покупателем. При этом продукция отправляется сразу к конечному покупателю напрямую, и никто не возит рыбу из России в Англию, а потом, например, в Германию.

По данным российской таможни, в том же 2017 году в через британскую Norebo Europe было экспортировано рыбы на 396 млн долларов. По данным финансовой самой Norebo Europe, стоимость реализованной продукции компании в этом же году составила очень похожие 383 млн долларов. В теории, все, что покупает и продает британская Norebo Europe — это рыба, выловленная российскими компаниями группы Норебо, и совпадающие цифры это подтверждают.

Несовпадения в экспорте

Но есть проблема. Если мы посмотрим на предыдущие годы, то увидим довольно странную картину. В таблице ниже представлены данные таможни и данные британской отчетности.

По этим цифрам получается, что до 2017 года британская Norebo Europe покупала рыбу не только напрямую из России у компаний группы, но и у кого-то еще. Некоторая часть этой “чужой” рыбы могла быть куплена у гонконгской компании Dragon Seafoods Limited, через которую продавал рыбу Тузов. Но общая сумма поставок из России в Dragon значительно меньше, чем разница между экспортом и продажами в Великобритании, значит может существовать еще одна компания-посредник, через которую Орлов продает рыбу.

Dragon Seafoods являлась лишь прослойкой, в которую из России выводилась прибыль. Благодаря занижению цен при оформлении экспорта, Тузов сэкономил десятки миллионов рублей на налоге на прибыль и экспортных пошлинах.

Но как видно из таможенных данных, Тузов был не единственным “поставщиком” рыбы для Dragon Seafoods Limited. Кроме него, еще больше продукции туда поставляли рыболовецкие колхозы “Андег” и “М.И. Калинина”. Всего через Dragon проходило среднем по 20 млн долларов в год.

Примечательно, что, несмотря на продажу рыбы якобы в Гонконг, местом поставки всегда указывались Нидерланды, так же как и на 90% поставок рыбы в британскую Norebo Europe. Да и виды рыбы (треска и пикша), которые продавались через гонконгскую Dragon, как правило, пользуются спросом в Европе, а не в Азии.

Еще одним признаком того, что рыба, экспортируемая через Dragon Seafoods, потом перепродавалась конечному покупателю через Norebo Europe, является тот факт, что в 2017 году поставки через Dragon Seafoods полностью прекратились. Как раз в этом году суммы экспорта из России и стоимость реализованной продукции через Norebo Europe стали совпадать.

Наконец, с экспортными поставками холдинга Норебо есть еще одна странность. В случае, если компания покупает продукцию у своих же родственных компаний, а российские экспортирующие компании Норебо и британская Norebo Europe имеют одного и того же собственника (Орлова) и являются родственными, то это должно быть отражено в финансовой отчетности как закупки у связанных сторон. Но в отчетности за 2017 год сумма закупок у связанных сторон всего 855 тыс долларов! Напомним, что всего стоимость реализованной в 2017 году продукции составляет 398 миллионов долларов.

Получается, что по данным российской таможни, британская Norebo Europe покупает рыбу у родственных российских компаний, а по данным отчетности, поданной Norebo Europe в Великобритании, рыба покупается у кого-то еще и это опять говорит о существовании посредника или искажении данных в отчетности.

Подведем небольшой итог. Холдинг Орлова Норебо продает большую часть продукции за рубеж через британскую и гонконгскую торговые фирмы. В отчетности британской фирмы факт покупки продукции у родственных компаний почему-то скрывается. При этом до 2017 года британская компания продавала не только рыбу, выловленную предприятиями холдинга и проданную напрямую, но и какую-то другую. Гонконгский офшор, принадлежащий Орлову, участвует в схемах по сокрытию и выводу из России прибыли других рыболовецких предприятий.

Цены на экспортируемую рыбу

Российские компании Норебо никогда не поставляли продукцию напрямую в гонконгскую фирму-прокладку Dragon Seafood. Однако, если Орлов помогает другим рыболовецким предприятиям выводить прибыль с помощью заниженных экспортных цен, то что же происходит с его собственными экспортными ценами?

Для того, чтобы сравнить экспортные цены российских компаний холдинга Норебо с рыночными ценами на аналогичную продукцию, мы использовали следующие данные. ● Цены из российской базы таможенной статистики по конкретным поставкам Норебо. Цены очищены от каких либо расходов на транспортировку. ● Рыночные средние ежемесячные цены из базы европейского экспорта и импорта рыбной продукции (, проект Европейской Комиссии). ● Экспортные средние ежемесячные цены из Норвегии за 2016 г. по данным Норвежской Комиссии по Морепродуктам.

Для сравнения мы брали цены EUMOFA на мороженную, потрошенную и обезглавленную треску и пикшу, поскольку рыба в таком виде точно соответствует экспортируемой Норебо продукции. Сравнение цен, например, на филе было бы некорректным, поскольку цены на разные виды филе невозможно получить из базы EUMOFA.

Итак, возьмем цену экспорта трески из российских компаний Норебо и сравним с ценами импорта такой же трески в Нидерланды. Как видно из таблицы, где ежемесячные данные сведены по году, треска, ввозимая в Нидерланды, обычно стоит на 16% дороже, чем “Норебо” продает ее своей британской торговой компании.

Возьмем теперь цену импорта трески в Великобританию, ведь на этом рынке продается более трети рыбы, реализуемой через британскую компанию Norebo Europe. Средняя разница в цене — 24%!

Давайте попробуем сравнить экспортные цены. Кроме России, крупнейшим производителем трески и пикши является Норвегия. По данным за 2016 год, экспортные цены из Норвегии в Великобританию были на 22% выше, чем из российских компаний Норебо в британскую компанию Norebo Europe.

Получается, что продукция “Норебо” настолько дешевле рыбы от других поставщиков, что при ее продаже на британском рынке, должна образовываться сверхприбыль. Например, в 2017 году обезглавленной трески было поставлено на 100 млн долларов по цене на 26% ниже аналогичного импорта. Даже если мы возьмем занижение цены на 15%, то прибыль при продаже этой трески по рыночным ценам должна составить как минимум 15 млн долларов. Но в отчетности британской Norebo Europe такой высокой прибыли почему-то нет. Напротив, там отражена очень скромная доналоговая прибыль в размере 6 млн долларов в год. При чрезвычайно выгодной цене закупок, компания не получает ожидаемой прибыли во все анализируемые периоды.

Может быть, Norebo Europe продает свою рыбу конечным покупателям тоже очень дешево? Мы не знаем цену, по который реализует рыбу британская Norebo Europe, но с 2017 года российские компании Норебо стали продавать больше рыбы сторонним иностранным покупателям. И цены в таких контрактах устанавливаются вполне рыночные — средняя разница не превышает 5% при сравнение с ценами импорта в Нидерланды и Великобританию.

Получается интересная ситуация. Норебо продает большую часть продукции за рубеж. В России компании холдинга получают (особенно в последние два года) существенную прибыль — около 250 млн рублей чистой прибыли в прошлом году. С этой прибыли платятся налоги в российский бюджет. При этом, продукция реализуется за рубеж по низким ценам и при продаже конечному покупателю должна образовываться огромная прибыль. Но этой прибыли в известных нам компаниях Норебо не видно. Где же она оседает?

Занижение таможенных пошлин и налога на прибыль в России

Кроме получения высокой прибыли где-то вне России, другим последствием заниженных экспортных цен является “экономия” на таможенных пошлинах и налоге на прибыль для российских компаний холдинга Норебо.

Попробуем оценить возможный ущерб российскому бюджету. В 2017 году экспортная цена на обезглавленную треску, которая поставлялась через британскую Norebo Europe, была на 20% ниже, чем такая же треска, отправленная независимой компании напрямую. Как уже было сказано, трески было поставлено на 100 млн долларов, поэтому российские компании холдинга Норебо получили приблизительно на 20 млн долларов меньше выручки, чем могли бы. Соответственно, налог на прибыль российского продавца был занижен на 4 млн долларов или почти 250 миллионов рублей!

Кто-то скажет: 250 миллионов рублей — это не так много для бюджета. Но ведь мы посчитали возможную недоплату только по одному виду продукции. Если предположить, что такие сильно заниженные цены используются на всех экспортных поставках в иностранные компании Норебо, то недоплата в одном 2017 году будет около 1.2 миллиарда рублей! А за прошедшие пять лет сумма составит около 4.2 миллиарда рублей. И это только налог на прибыль. До осени 2016 года заниженные цены позволяли также недоплатить таможенную пошлину (5%), что прибавляет к сумме ущерба для бюджета еще около 3 миллиардов рублей.

Всего, с учетом штрафа за умышленное занижение базы по налогу на прибыль и пени по таможенным платежам, бюджет может получить около 9 миллиардов рублей.

Ссылка на подтверждающий документ


Источник: “http://glavk.info/articles/59871-lovisj_rybka_boljshaja_i_malenjkaja”

Сайт продается!

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

Our Location

3481 Melrose Place, Beverly Hills CA 90210

Telephone

(+1) 517 397 7100

Send email

[email protected]